Между двумя мирами: взгляд на Россию из Германии

Сегодня ты как обычно вышел из дома и не заметил ничего необычного. Те же серые люди, те же серые здания. Все одинаково, день за днем. Но твой дом покажется тебе совсем другим, если ты покинешь его больше, чем на день…
Эта девушка – русская студентка, получающая образование в Германии. Сначала ей было непросто там. А теперь стало сложнее здесь, у себя на Родине. О том, как может меняться взгляд на привычное и о том, какой для иностранцев бывает Москва.



Новый взгляд на всё привычное в Москве:
Один мой приятель часто повторяет, что для творческого человека важно все время менять угол зрения.
Долгая разлука с Москвой помогла на многое взглянуть иначе. Знакомое кажется незнакомым, а привычное — странным. Как будто я и сама теперь иностранка, выпавшая из привычного круга течения вещей и событий.
Взгляд привлекают случайные детали. Вчера обратила внимание на прически и стрижки женщин за 30, пришедших пошопиться в один из торговых центров.
Каскады волос, которые смотрятся празднично, богато и неуместно. Стрижки, которые призваны украшать, возвращают свою обладательницу во времена лосин и группы Комбинация. В городке, где я учусь, со стрижками и прическами своя беда, провинциальная, кричащая, порой безвкусная. Дреды, зеленые пряди, агрессивная асимметрия. Но там провинция, а здесь Москва. Все самое лучшее и блестящее к услугам прекрасных дам. Но чтобы сделать милую и неброскую стрижку в стиле «небрежная повседневность», надо записаться в моднейший салон и заплатить 2000+ тр, иначе результат может требовать обязательной лакировки и ночных бигуди.
— У вас ногти наращивают?, — спрашивает миловидная девушка с вечерним макияжем и в пышной шубе. Кто-то отвечает, что здесь не делают, но делают за углом и налево.
На часах 4, самое время нарастить ногти или заплести косу. И, как где-нибудь в Азии, в Москве это можно сделать круглосуточно, повсеместно и почти за любые деньги.
Зачем? Возможно, ярко-алые ногти и пышные юбки должны приблизить этих маленьких хищниц к мечте, а может (как я думала когда-то давно) защитить их от агрессии и отчуждения, которыми дышит мегаполис. Смешные ритуальные пляски, отгоняющие страх и сомнения. Я вот тоже крашу ногти в алый. Вдруг повезет.


Как меняется взгляд на Москву:
Странное состояние овладевает мной в Москве. С одной стороны, я люблю этот город («но странною любовью», естественно), с другой — хочу убежать примерно на второй день после приезда.
Москва для меня давно распалась на Москву идиллическую, с хипстерскими ярмарками, огнями ЦУМа и Цветного, шумным Парком Горького, светлыми пешеходными улицами и заоблачными ценами и Москву народную, в которой нет и следа той красоты и нарядности, что так настойчиво врезаются в память и подменяют все реалистичные представления о городе. А в народной Москве, увы, все не так приветливо и по-туристически нарядно.
В метро встречают привычные запахи модных духов, перегара, пота и тяжелого дыхания. Самое мучительное — эти запахи, потому что в них больше отчаяния и безнадеги, чем во всех ищущих взглядах, скорбных лицах, опущенных в пол глазах и слезах, которые никто и не пытается скрыть (в метро анонимность толпы работает лучше любого темного шарфа). Толпа существует вне времени и вне контекста, в ней сливаются агрессия 90-х, фальшивый гламур начала двухтысячных и робкие надежды недавнего стабильного и сытого времени (уже, судя по всему, минувшего).
Перемещение между двумя мирами в Москве — дело пяти минут. Достаточно выйти из метро на Тверскую, пройтись мимо Третьяковского проезда, заглянуть на самые пышные торговые улицы и потолкаться среди людей с пакетами Omega и Chanel. А потом — так же стремительно — нырнуть в переход к аляповатым рядам китайских часов и трусов по «докризисным ценам», отбиться от назойливых продавцов тюльпанов и поехать назад, в прошлое, в трущобы, в индустриальный район с торчащими в небо трубами и рекламами фитнес-центров, обещающих красоту и успех за какие-то 37 тысяч в год.
И все меньше у меня ностальгии и теплых чувств, и все меньше желания описывать этот город друзьям и говорить, что им обязательно надо ехать. Так ли уж нужно? И нужно ли это мне?
Путешествуя по Москве подземной, я часто вспоминала Берлин. Потому что там такой же хаос, смешение времен и стилей, такой же контраст. Только вот есть одно серьезное различие. И бедные и сирые, там часто выглядят по-своему счастливыми, как будто роль отщепенца, вечного рокера или нищеброда — это их выбор, а не воля случая, не злая шутка судьбы.
Красота против профессионализма: чему чаще делают комплименты
В России я часто сталкивалась с тем, что встречали меня по одежке и фигуре, и оценивали исключительно их. В Германии моя внешность может быть кого-то и будоражит, но комплименты я чаще получаю своим профессиональным качествам. Например, нередко слышу фразу «мне нравится, как ты умеешь справляться с поставленными задачами». Или что-то более повседневное: «мне нравится, как круто ты назвала документ».
После очередной похвалы моим ранее невостребованным талантам, я попыталась вспомнить, когда я в последний раз слышала что-либо подобное в России. И поняла, что от мужчин, пожалуй, никогда или очень давно. Косвенно, конечно, я могла видеть знаки одобрения, но реальные комплименты я получала только от женщин. Женщин-коллег, женщин-начальниц, подруг. От мужчин чаще были ироничные комментарии (когда и не ясно, комплимент тебе делают или оскорбляют), просьбы дать совет/консультацию или смутная похвала, полученная через десятые руки (когда в темном лесу и тесном кругу, кто-то меня похвалили, но возможно все были пьяны, под влиянием полнолуния или в мистическом трансе).


Tags:
promo ru_open january 24, 11:01 28
Buy for 120 tokens
Платиновый и золотой альбом, недели на первых местах зарубежных музыкальных чартов, коллаборации, взрывающие топы в музыкальной индустрии по всему миру – британка Шан Эванс (Sian Evans) за свою карьеру добилась немалых высот, как в составе группы Kosheen, так и в сольной карьере. А…