cityformat (cityformat) wrote in ru_open,
cityformat
cityformat
ru_open

Categories:

Россия глазами сирийских беженцев. Часть 2

В 2012, после взрыва автобуса в Дамаске, в котором чудом выжил мой ребенок, мы уехали из Сирии, чтобы отвлечься от войны. Санкт-Петербург должен был остаться для нас с дочкой только местом отдыха. Тогда мы могли себе позволить подобную роскошь – я была частным предпринимателем, семья наша была обеспеченной и уважаемой. Но во время путешествия разграбили и сожгли наш дом, и муж запретил нам возвращаться.


Мы не хотели жить в России. Мы были вынуждены остаться.



Я родилась в Советском Союзе, но уже тридцать лет жила в Сирии. Поэтому спокойно могу изъясняться по-русски. Получилось так, что после эмиграции мне дали украинское гражданство, о котором я до определенного времени не знала. Теперь из-за этого каждые три месяца мне с дочерью приходилось выезжать из России. А на украинской стороне отказывались выпускать нас без разрешения отца. Проблему приходилось согласовывать только через сирийского консула.


Я не привыкла опускать руки. Поэтому ходила по всем инстанциям – даже в ваши партии и к правозащитникам. Самая частая реакция – полное игнорирование. Многие просто не хотят разговаривать, когда слышат, откуда мы. Мне даже угрожали депортацией. Самое горькое и обидное, что я не прошу материальной помощи. Я просто хочу добиться права находиться там, где не взрывают каждый час.
Сейчас я работаю, кем придется. Спокойно берусь за работу уборщицы. Сложнее было пристроить дочь. Но, после моих долгих попыток, ее, наконец, приняли в школу. Конечно, это совсем не так, как в Сирии, но мы очень рады и такому результату.



Рассказывая все это, я не прошу помощи. И уж тем более, не хочу публичности – хватило пары гадких репортажей. Меня часто просят рассказать мою историю, но никаких видео интервью или фотографий – я не хочу еще больших проблем для себя и своего ребенка.



Я попыталась решить проблемы в питерской миграционной службе. Но там мне отказали в статусе беженца! А дело опять в муже – для оформления этого статуса для дочки, он должен или умереть, или подать на развод. Иначе – ребенок должен жить с отцом. В пылающей огнем Сирии. Надо сказать, что мой муж – ополченец, он сражается против ИГИЛ и уезжать с родины не собирается.
Вообще, во всем, что касается документов, в России настоящий ад. Такое ощущение, что ко мне везде относятся с издевкой. На все мои вопросы в любых учреждениях говорят, что нет поводов принимать мои документы. Мы не можем получить ни постоянного статуса беженцев, ни временного. Все упирается в мое гражданство и иностранное происхождение отца ребенка. Меня отправляют на Украину, а туда ехать еще страшнее, на детей других национальностей там регулярно нападают даже на улицах.



Нашей героине пришлось нелегко. Она столкнулась не только с бюрократическими проблемами, но и с тем, что огласка проблемы может быть лишней. Поэтому, рассказывая о себе, она просит не называть своего имени и не разрешает фотографировать себя и дочку, потому что ей уже пришлось стать жертвой недобросовестных журналистов, которые падки на «горячий материал».



Часть 1.


Tags: Россия глазами иностранцев, беженцы, открытая Россия
Subscribe
promo ru_open september 13, 16:25 303
Buy for 200 tokens
Федя и Вика – нет , это не классическая русская пара, о которой можно подумать, ведь Виктория - американка из Лос-Анджелеса, которая однажды встретила сибиряка Федора. С тех пор они вместе, живут на две страны, и сегодня впервые прилетели в Санкт-Петербург. Виктория: Мы встретились в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 85 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →