"100% встретишь медведя". Россиянка об экстремальном путешествии на Камчатку

Россиянка Тина просто обожает экстремальный туризм! Причем в основном речь идет о путешествиях по России. Девушка уверена, что у России есть огромный туристический потенциал. Она рассказала о мощном культурном шоке на Камчатке, удивленных путешествиями иностранцах и туризме в России.


На фото: Камчатка

КАМЧАТКА
На Камчатке достаточно интенсивный поток туристов на сегодняшний день, но, к сожалению, там совершенно не развита инфраструктура. Если на Байкале еще как-то более-менее что-то развито, да и условия не настолько экстремальные и опасные для туризма, поэтому многие могут себе позволить приехать. На Камчатке не так. Там в городе делать практически нечего, а за городом тебе нужно очень долго и далеко ехать, чтобы увидеть что-то прекрасное, и с нужными людьми, потому что там очень трудно бывает по условиям, бывают очень сложные условия. В основном погодные – это самая большая проблема, «медвежьи условия», медведей очень много!



RuOpen: Вы видели медведей, встречались с ними?
Тина: Постоянно. У меня что ни лето, то куча медведей. Вот последняя история, когда они у нас порвали палатку. Это было буквально в конце августа, медведица с медвежонком – причем в абсолютно дикой части полуострова, мы вообще не ожидали, что будет такое поведение – она, видимо, откуда-то мигрировала либо ее прикормили браконьеры. Я весь день потом зашивала палатку.

RuOpen: А у вас есть какая-то техника безопасности и инструкции для встречи с медведями?
Тина: Да, конечно. Мы ходим с определенным оружием, это не совсем оружие даже, это фальш-фаера, которые подают громкие сигналы: раздается хлопок, они горят ярким пламенем и отпугивают медведей.



Вопрос в том, что мы ходим по территориям национальных парков, где запрещено ходить с оружием, поэтому мы не можем позволить себе ходить с ружьем. И второй тонкий момент: если ты не умеешь обращаться с ружьем и не очень хорошо стреляешь, то ты скорее спровоцируешь медведя на агрессию, не попав в него с первого выстрела, чем отпугнешь. Можно, конечно, стрелять под ноги, но это все равно такая спорная история.

А у нас есть техника безопасности: у медведей достаточно предсказуемое поведение, есть определенные шаблоны поведения, которые известны, и если учесть их, то никаких происшествий не произойдет. А эта история с палаткой – первый за два года случай проявления агрессии со стороны медведя, хотя по сути это была даже не агрессия, а любопытство. Она хотела залезть, может, из еды что-то достать.

Истории с иностранцами на Камчатке
Камчатка - это как раз то место, где ты не просто веришь, что Россия - это медведи, а это тебя это просто окружает постоянно! У нас стабильно так получается, что я каждое лето встречаюсь с иностранцами, мы вместе ходим по Камчатке. Обычно у меня нет такого, что я много вожу иностранные группы и общаюсь только с иностранцами, но несколько человек за лето точно есть. Обычно это пара, где девушка – русская, а парень – иностранец, друзья или муж и жена. Вот девушка очень хочет приключений и привозит своего мужа-иностранца на Камчатку.

И, на самом деле, очень смешно наблюдать за реакцией человека. Они совершенно не ожидают ничего такого. Это для них полный шок. Там, например, полнейшее бездорожье: внутри города такие ямы и колдобины, что даже в Петропавловске-Камчатском ни на чем не проехать. Там полно медведей. То есть человек, поехав на Камчатку, почти со 100% вероятностью увидит медведя, если пойдет куда-то прогуляться, даже рядом с городом.



RuOpen: А там помимо ваших групп есть другие туристы?
Тина: Конечно. Есть места, которые посещает достаточно много туристов, места, в которые легче добраться. Там вообще все упирается в инфраструктуру. А в городе нет дорог, а когда ты выезжаешь за его пределы, начинается грунтовка, и она идет через весь полуостров. Когда приезжают ребята, они спрашивают: «А как же железная дорога?» Да ребята, come on, нам Интернет-то только два года назад провели. Три года назад, когда я впервые туда приехала, на Камчатке не было интернета. Чтобы посмотреть фильмы, ты привозил их с собой в подарок камчатским друзьям, и они безумно радовались, потому что при таком трафике они скачать ничего не могли. А два года назад наконец-то провели кабель, на этом примере можно понять, как все там происходит.


Перспективы развития туризма на Камчатке
Перспектив, конечно, много. Там просто невероятно! Но это, на самом деле, тонкий момент, потому что это мое любимое место в мире и мне не хочется, чтобы оно стало в плохом смысле туристическим, чтобы там были все минусы активного туристического потока. С другой стороны, потенциал там огромный, но проблема в том, что нет практически ничего. Есть ребята-энтузиасты – а их крупинки просто – которые делают хоть что-то, и этот 1% от того, что происходит в городе – это что-то классное, здоровское, какие-то развлечения, что-то интересное для туризма.

RuOpen: А что конкретно интересно для международного туризма?
Тина: В первую очередь это природа. Абсолютно уникальная природа. Это мощнейшая совершенно невероятная стихийная природа, которая выглядит как… Я была в Исландии, которую очень часто сравнивают с Камчаткой, и мне Камчатка намного больше нравится, чем Исландия. Хотя Исландия, безусловно, прекрасна, чисто визуально, но я больше люблю, чтобы была какая-то дичь, а там слишком всё оборудовано и красиво. У тебя везде есть интернет, ты можешь запускать трансляции из середины острова, идя по вулканам, у тебя везде кемпинги и все очень-очень правильно и хорошо. А на Камчатке огромные территории, абсолютно неисхоженные людьми.

RuOpen: То есть там экстремальный туризм?
Тина: Да, экстремальный туризм – это и есть Камчатка, но там есть области, где можно и не экстремальный туризм практиковать. Погода всегда дает некий момент экстрима из-за того, что там огромное количество активных вулканов, которые постоянно извергаются. В этом году, например, когда мы приехали, Безымянный уже не извергался, но активно фуморолил и дымил, то есть ты смотришь на группу вулканов, и один из них извергает облако, закрывающее половину неба. И мы вообще думали, подходить или нет, потому что «жахнет-не жахнет?».



Там очень активная природа, ты идешь – разливаются новые реки, старые реки засыхают. При тебе, просто на твоих глазах. Ледники, реки, невероятные по красоте ледяные пещеры, гроты, горячие источники в огромных количествах. Раньше же на Камчатке была, если я правильно помню, «всеяСССРская» здравница, там лечили всякие страшные болезни, лепрозорий там был очень известный, потому что там огромное количество всех этих лечебных штук, очень крутых групп термальных источников. Там есть все плюсы того, что магма находится близко к поверхности и там проходят всякие активные процессы. Там земля выглядит первозданной, как раньше, потому что там горы возникают за несколько лет. Вот есть два вулкана Плоски Толбачик и Острый Толбачик, один из них извергался в 2014 году, и извержение было очень красивым: лавой залило огромную долину, и только сейчас она остыла настолько, что стало трудно разглядеть красные языки лавы. Они, получается, застывали 4 года. Ты идешь ночью и у тебя под лавовой коркой светится лава.

RuOpen: А это безопасно?
Тина: Ну как сказать. При определенной подготовке. Вопрос всегда в технике безопасности. Это безопасно, если ты знаешь, где можно ходить, а где – нельзя.
RuOpen: Но вы, получается, в группе координируете действия.
Тина: Конечно, мы ведем и технику безопасности, и ведем отдельные лекции, потому что, к сожалению, суть туризма на Камчатке в том, что в случае с русскими туристами (я уже молчу про иностранцев, не знаю, случались ли несчастные случаи) организаторы зачастую – это какие-нибудь ребята из Москвы или Питера, которые не были никогда на Камчатке, но которые просто занимаются экстремальным туризмом. Они едут туда без подготовки, думая, что там так же, как везде. А там очень специфические условия из-за кучи обстоятельств, и зачастую происходят жуткие экстремальные случаи, и мы спасали людей неоднократно, которых просто встречали на дороге, и у которых происходила беда. Это там происходит постоянно, и нет никакой оценки этих гидов и компании, которая могла быть дать гарантий.

RuOpen: Скажите, а люди возвращаются снова? Иностранцы, например, влюбляются в такой вид туризма?
Тина: Конечно. Людям это интересно, и интересны такие необычные места, и люди возвращаются. Но реакция иностранцев, конечно, очень такая…очень приятно наблюдать, как люди меняются в подобных обстоятельствах. Культурный шок. Но в хорошую сторону, то есть все всегда очень довольны.

RuOpen: А были ли какие-то забавные случаи с иностранцами на Камчатке?
Тина: Постоянно. Самая моя любимая история когда к нам приезжали на Камчатку ребята из Америки – Наташа, которая позже стала нашим гидом и хорошим другом, и ее друг Марк, с которым мы впоследствии тоже подружились. Очень крутые ребята, очень интеллектуально прокачанные, хорошо физически подготовленные, ходят в трипы по Америке, альпинисты и все такое. Когда они приехали, они ожидали совершенно разного, и если Наташа хотя бы примерно представляла, как это может происходить, так как она была в России, то ее друг никогда не был в России и ничего не знал. А он еще внешне похож на типичного Кена: белокурый, голубоглазый, высокий – мальчик-одуванчик.

Каждый момент столкновения с какими-то трудностями вызывал у него культурный шок. Начиная с мелочей: первый вечер, разводят костер - нужны дрова, ему говорят: «Марк, сходи за дровами». Он такой: «Что? Что такое дрова? Все русские умеют рубить дрова?».



Для него это было шоком, что все русские умеют рубить дрова, потому что в Америке запрещена любая вырубка и разведение костров, и он не знал, что можно не на горелке готовить, а делать костер. Что можно реально сесть у костра, и это реально разрешено и легально.

Потом, когда в самом конце экспедиции ребята уже выходили в город, они остановились в поселении местных народов – ительменов. Так вот, конец экспедиции, ребята уже встали недалеко от вездеходной дороги, слышат звук урчащий. Танк едет. Просто ительмены получают от государства разные льготы, и у них есть возможность выкупать военную технику, которая вышла из пользования. Им отдают танки без всякого военного снаряжения, они спиливают им верх, приваривают верх от Волги, например, и используют их как обычный транспорт, чтобы пройти по бездорожью. Едет этот танк, а Марк такой: «Что происходит, кто это?!». «Ну, это едет танк». «Что!? А можно я пойду посмотрю? Можно-можно?».

Его пустили, он сидит, рассматривает. Танк весь забит ительменами, они очень смуглые, косоглазые, в полунациональной одежде, с лайками, хасками, в верху этого танка едет и урчит по тайге. Мой муж Тема его останавливает:
- Мужики, хлеб есть?
- Есть, - дают ему буханку хлеба и сигареты, и едут дальше.
А Марк стоит и спрашивает: «Что это было?». А мы ему: «Тихи-тихо».

Он молчит, еле сдерживается, приходит в лагерь и снова давай спрашивать: «Что это, что это?». И ему объясняют: «Понимаешь, Марк, просто по России ездят специальные продовольственные танки, которые раздают поселению хлеб». И он в это поверил. Нельзя, конечно, было так издеваться над бедным Марком. Я не знаю, рассказали ли ему потом правду или нет.

Ну, думаю, он сам додумался.

Но он написал большой пост в Фейсбуке о том, что по России ездят танки. Хотя на самом деле, даже мы, живя в Питере или Москве это так же воспринимаем: медведи, балалайки, танки. В общем, это такой фольклор для нас, который считается стереотипом для иностранцев, а на самом деле все так и есть.

И еще момент по поводу иностранцев на Камчатке: у меня в этом году приезжала пара из Дубая. Парень – дубайский бизнесмен, который никогда в жизни не был нигде, кроме своего родного города, такой житель бетонных джунглей, никогда не видел никакой природы, не ходил в походы. Для него сразу Камчатка – это шок. И что самое ужасное – выяснилось, что у него аллергия на москитов и солнце. У него были ужасные ожоги, потому что там палящее солнце и то, чего никто из иностранцев не ожидает в таком количестве – это комары. Бывает так, что ты идешь, а они тебя не пускают. Мы ходим в специальных куртках с сеткой на лице, потому что физически по-другому невозможно.

Ситуация с комарами – казалось бы, мелочь, но она тебя добивает и нервирует. И то, как иностранцы относятся к комарам. Иностранцев обычно никто не готовит и не говорит покупать защитные сетки. Иногда ты идешь и, постоянно проводя по своей руке, снимаешь слой комаров. Минуты через три ты понимаешь, что комары еще и красятся: у тебя начинают чернеть руки от их крылышек. Наш иностранец страдал, но мы ему купили куртку с сеткой – и это единственное, что его спасало.

Самые лучшие места для экстремального и простого туризма в России
Для обычного туризма - Санкт-Петербург. Это один из самых красивых городов Земли, на мой взгляд. Москву сейчас пытаются облагородить, но Москва – это все таки город для бизнеса, и это не секрет, а Петербург – город для культурного отдыха, культурная столица и действительно один из самых красивых городов Земли, поэтому однозначно.

Плюсы российского туризма в сравнении с международным туризмом



Тут тоже все достаточно банально. В плане глубинки это, безусловно, именно самобытность.

Во-первых, к сожалению, очень много путешествуя по миру, ты сталкиваешься с тем, что везде все открыто, везде все известно, и у тебя нет какого-то рандома. Ты знаешь, куда ты едешь, кому будешь платить, где будешь останавливаться и что делать. В России все не так. У нас есть огромная Сибирь. Вот Сибирь и Дальний Восток – это моя огромная любовь, потому что там эта первобытность и первозданность, и какая-то «настоящесть» существования чувствуется постоянно. Там эта уникальная природа, которую еще не успели испортить или облагородить, это уникально. Опять-таки наши малые народности, которые сейчас много где живут, они тоже уникальны. Кочевые народы очень быстро исчезают, становятся поселковыми, их культура исчезает, и они как народности исчезают. Это нужно "ловить", это очень интересно.

А в городах момент культуры российской и истории очень интересный, очень самобытный и глубокий. Все те же иностранцы в восторге от всего этого: Достоевский, Каренина…

RuOpen: Но мест не очень много, туризм развит слабо?

Тина: Очень слабо. Но потенциал просто гигантский.

Минусы в российском туризме
Как и во многих других сферах, в туризме в России очень развито кумовство, люди не умеют делать бизнес. В глубинке постоянно сталкиваемся с ситуацией, что вот ты говоришь: «Ребята, я хочу сделать у вас то-то и то-то – ты приходишь к каким-то поселковым народностям, тем же ительменам или корякам – я привезу к вам людей, они поживут у вас в юртах дня четыре, как вам? Мы там договоримся, что-то придумаем».

Так они сидят и нищенствуют, у них ничего нет. Они говорят: «Хм, ладно, давай 100 тысяч за человека». Но, come on, это неадекватная цена, они: «Ничего не хотим знать, 100 тысяч». Они чувствуют, что какая-то жила, можно что-то сделать, но ставят неадекватные цены, в каких-то сферах типа транспорта начинается монополия рынка: люди объединяются, ставят какую-то цену, она неадекватна, а им нужно просто заработать.

Это, к сожалению, на мелких каких-то точках встречается постоянно. Кому-то надо взятку давать постоянно, очень много бытовой агрессии, хамства. Это совершенно непонятно для иностранцев, потому что у нас, с одной стороны, безумная душевность – с каким-нибудь дядей Васей, который тебя подвез, ты можешь еще потом всю ночь пить – а с другой стороны, какое-то бытовое хамство. Элементарное неумение вести культурный диалог поверхностный, а умение делать странные вещи.

КАВКАЗ


Кавказ сейчас как раз развивается даже больше в плане горных видов спорта. Сейчас начался кризис, и ни у кого нет денег ездить на Шамони, все стали ездить на Эльбрус и, мне кажется, все это очень не зря. Хочется до людей донести, что летом в горах просто потрясающе, причем это вполне доступный отдых.

Это очень недооценённый регион, потому что на ту же Камчатку (это уникально и потрясающе) лететь 9 часов и стоит это минимум 22 тысячи рублей, а обычная цена – 60 тысяч. А добраться до Кавказа, до Приэльбрусья можно за 4 тысячи рублей туда-обратно. Там цены очень смешные, а колорит удивительный, великолепный, и что еда, что природа – все очень здорово. Там очень красиво и интересно, и даже если у тебя не очень хорошая физическая форма, все равно есть возможности где-то походить. Есть трекинги для тех, кто хочет чего-то экстремального и свои истории, но то, что я вижу: очень много людей в возрасте приезжают на Кавказ, молодежь, например, летом не так мощно едет.



RuOpen: Если там так круто, почему не едут?
Тина: Потому что привыкли ездить в Италию, во Францию, на море, на Кипр. Это не воспринимается как что-то крутое. Но мне кажется, что сейчас все меняется, пошла уже тенденция: начали это воспринимать как интересное и крутое, но еще не так мощно. Я бы это более активно делала.



Там еще и инфраструктура не развита. Например, есть поселок рядом с Эльбрусом, с которого все начинают восхождение – я как раз туда сейчас еду – и там один более-менее симпатичный хостел, нашего уровня, в которых мы привыкли жить. Все остальное – это «у бабушки Нюры снять квартиру с ковром на стене». А в этом хостеле ограниченное количество мест. В общем, там нет той инфраструктуры, которую нужно было бы развивать.



RuOpen: Много денег нужно, чтобы путешествовать в такие места?
Тина: Нет. Вот я туда ездила несколько лет подряд, у нас традиция с девочками: мы каждое лето из Москвы ездили в Приэльбрусье, это где-то часов 20 ехать, 1400 км, и у нас путешествие дней на пять, с дорогой, бензином, проживанием и едой, укладывалось в тысяч 10-12.

RuOpen: Российский внутренний туризм может удивлять?
Тина: Конечно! Об этом и весь наш разговор. Очень много недооцененного, очень много того, что люди не воспринимают как интересное, и из-за этого даже варианты такие не рассматривают. Уникального и потрясающего у нас полно. Лично я очень рада, что родилась в России и могу путешествовать по России, не испытывать проблем. Моим американским друзьям сейчас очень тяжело стало. Мы не можем сделать визу в США, а они не могут получить визу к нам, из-за этого этим летом наши американские друзья не смогли приехать. Мне очень жаль, что они не приехали, потому что я могу ездить по своей России, и очень этим довольна, мне очень много что нравится здесь.

Разница в регионах огромная, разница климатических поясов и уникальных природных достопримечательностей нашей страны просто феерична. Я считаю, что нужно активно развивать наш туризм, и что нужно ездить по России.

Беседовал Виктор Байдаков. Фотографии предоставлены и опубликованы с личного разрешения героини публикации.

promo ru_open september 13, 16:25 289
Buy for 200 tokens
Федя и Вика – нет , это не классическая русская пара, о которой можно подумать, ведь Виктория - американка из Лос-Анджелеса, которая однажды встретила сибиряка Федора. С тех пор они вместе, живут на две страны, и сегодня впервые прилетели в Санкт-Петербург. Виктория: Мы встретились в…

Comments have been disabled for this post.