noordenwind (noordenwind) wrote in ru_open,
noordenwind
noordenwind
ru_open

"Для меня Россия – это русская безалаберность". Голландка и австралиец о России

Джон путешествует уже порядка 50-ти лет и посетил больше 50 стран, и за это время сменил уже пять яхт. В России в сумме он провел уже порядка 8 месяцев.

Максин – голландка, яхтсменка с детства, но у нее нет собственных яхт, она привыкла путешествовать под началом других капитанов. По образованию юрист, в России живет уже больше 25-ти лет, работает в медийной сфере.


Этих двух иностранцев связала именно Россия. Волею судьбы они отправились в путешествие, которое до них не совершал ни один яхтсмен. От Белого до Черного моря.


Маршрут путешествия

Путешествие заняло 4 месяца. Об этом приключении они даже написали книгу. А о впечатлениях в России рассказали мне:

Первые дни в России - культурный шок


Максин Матерс, голландка

Максин Матерс: Это был 1985 год. Очень было странно, что люди были не такие, как мне показывали. Меня очень удивило, что люди боялись меня. Я же была иностранка. В Советском Союзе нельзя было со мной разговаривать.

Люди боялись и друг друга.

Одновременно люди были намного больше похожи на меня. В Голландии были понятия коммунистов, я их воспринимала по-другому я не знала. Но когда приехала, все коммунисты оказались более похожи на меня. Это было очень странно.

Удивили купоны за сахаром. Я слышала про это только из-за войны. Но чтобы самой это увидеть… Это было ужасно. Потом после перестройки всё изменилось.


Джон Валлентайн, австралиец
Джон Валлентайн: Сейчас это мой пятый визит в Москву. Когда в первый раз приехал в Москву, я был в ужасе. Но теперь я думаю, что это замечательный город. Мне здесь нравится. Я научился читать, очень медленно – «Смоленская», «Кропоткинская». Читать и находить свой маршрут. И мне это внушает сильное чувство свободы.

Что удивило в России
Джон Валлентайн: О, да. Я не говорю, что это так уж важно, но – водка, водка, водка. Я очень удивился. Меня очень удивило, что люди, которые навещали нас на яхте, всегда приносили с собой еду и подарки. В мелочах – Максин мне подсказала, что, когда приходят гости, они не стучат в дверь и не ждут, а сразу заходят на яхту. И еще они никогда не садятся в углу в кабине яхты. Меня это удивило.

Другие мелочи – в Австралии мы говорим «Cheers!», когда выпиваем. Здесь я узнал, что перед тем как выпить, нужно встать и сказать небольшую речь. Тост. Длинный тост. Или еще люди выбрасывают пробку от бутылки, убирают распитую бутыль со стола. Это не так уж и важно для меня, просто все это мне в новинку.


Волго-донской канал

Еще, это не привычка, связанная с культурой, но меня шокировала бюрократия…

Бюрократия в России
Джон Валлентайн: Я столкнулся с ней в 2013-ом году. Против бюрократов у меня было секретное оружие – Максин.

Я узнал, что бюрократию можно победить. Когда я впервые встретил государственных служащих, бюрократов, я посмотрел на это русское лицо, Господи… но потом вы разговариваете, разговариваете, Максин помогает «задобрить» их, и постепенно, медленно стены начинают рушиться. Тут появляется бутылка водки, маринованные огурчики и внезапно все в комнате оказываются на одной стороне. Эти российские бюрократы пытаются нам помочь. «Мы решим Вашу проблему», - говорят они. – «Мы хотим Вам помочь».

И вот: русские, голландка и австралиец – все вместе пытаются решить одну проблему, которая, по сути, представляет собой бумагу, бумагу, бумагу. Бланки, бланки, бланки. Отделение за отделением, за отделением. Это оставило очень приятное впечатление. И у нас никогда не возникало сложностей. В конце концов, всегда все получается. Я должен заметить, что бюрократия в России – не самая ужасная. Из 16 стран, в которых я побывал, самая ужасная, наверное, на Галапагосских островах в Эквадоре. В Бразилии тоже достаточно сложно. Во Французской Полинезии было нелегко. На Кубе с этим было нормально. Так что я не критикую Россию. И я думаю, что множество проблем, которые у нас возникли – они все решены, но они были – это потому что просто не знали, что с нами делать. Нас никогда раньше не видели, никогда не видели раньше яхт, они не знали, как это все уладить.

Что уникального нашли в России, чего не нашли ни в одной стране?
Джон Валлентайн: Для меня лучшая часть морского путешествия – это отправляться из одной точки, прощаясь там со всеми, и прибывать в другую. Но после многих лет подобных путешествий прибытие в одну, другую, третью страну уже не вызывает такого восторга.


Прибытие в Соловки

Но прибытие в Россию было ни на что не похожим, фантастическим. Что мне показалось уникальным? Огромная территория этой страны, бесконечные реки. Второе – это восхитительная красота. Мы уже говорили о путешествии по Волге, когда ты проходишь очередной поворот и – Бам! – перед тобой Макарьев.


Макарьев

Или Ярославль.


Ярославль

Или Свияжский монастырь.


Свияжский монастырь

Либо когда вы пересекаете Белое море и видите Соловецкий монастырь.


Соловецкий монастырь

Просто фантастика! Таких впечатлений я никогда не испытывал. Это третье. И четвертое, что мне показалось уникальным, это насколько русские люди добры, щедры и дружелюбны. Я этого не знал.

Мы, не переставая, находим новые связи, друзей. Мы нашли так много хороших друзей, встретили так много хороших людей… Пятое – это то, что Волга – не пустая река. Корабли, корабли, корабли – постоянно.


Но нет яхт. Почти все время мы одни были на яхте. Это было удивительно.


Вытегра

А еще, напоследок, встречаться с людьми, которые никогда раньше не видели иностранцев, было восхитительно. Тех, кто никогда не видел не только австралийцев, но людей из других стран. В Медвежьегорске на Онежском озере один парень спустился к причалу, потому что он увидел лодку «с длинным шестом», он не знал что это такое. Это, конечно же, была мачта моей яхты. Очень дивно.

Онега

Максин Матерс: Для меня это друзья, я нашла тут друзей, потому что здесь уже давно. Здесь я уже не как посетитель. Я уже выросла здесь.
Еще – хорошие пельмени.

Три главных ассоциации с Россией
Джон Валлентайн: «Тепло». Это не о температуре, а о человеческой теплоте. Второе слово «Сложная». Нет одного простого слова, чтобы это описать. Слишком большая, слишком… очень сложная.

Думаю, третье слово, скажу как австралиец, это «недопонимание». Многие люди думают сумасшедшие вещи о России, что неправильно. Недопонимание в Австралии. Или в Америке.

Непонимание того, какая Россия на самом деле, о чем на самом деле здесь думают люди. И еще одно: «красота». Красота природы, рек, загородной местности, людей, архитектуры, огромного неба – всего.


Джон Валлентайн, австралиец. Капитан яхты "Тайнуи"

Максин Матерс: Это чувство дома, Москва. Для меня Россия – это русская безалаберность. Хаос. Всё можно, всё нельзя. Всё одновременно. Но в хорошем смысле. Мне это очень нравится.

Русские женщины
Джон Валлентайн: Русские женщины. Молодые девушки в России очень красивые, ими можно любоваться. В смысле, внешне. Они очень дружелюбны, с ними интересно поговорить. Мне это нравится. Многие девушки в России напоминают мне о моих двух дочерях. Все русские женщины немного оробевшие. Идут по улице в своих длинных меховых пальто…


Архангельск

Я думаю, это может быть связано с культурой. Я этого раньше не упоминал, но в Австралии хорошо, когда вы улыбаетесь, говорите «привет», помогаете людям с сумками, придерживаете двери. Русские женщины не улыбаются, не чувствуется теплоты в общении. Я уверен, что когда узнаешь этих людей поближе, то все меняется, но на улице… Это просто связано с культурой. Вы так не думаете?

И даже не в климате дело. В Норвегии, например, такой же климат, но люди там улыбчивые.


Череповец

Что бы Вы поменяли в России?
Джон Валлентайн: Язык. Кириллицу. Согласен на любой другой язык! (Изображает звуки русского языка) Невозможно…


Беломорск

Разница между большими городами и глубинкой
Джон Валлентайн: В маленьких городах намного проще. Но для австралийца, путешествующего по России, пойти куда-либо – настоящий вызов. Все из-за языка. И так мало людей понимают английский. В больших городах молодежь иногда немного говорят на английском. Но в маленьких городах… Я не против этого, потому что для меня поиск маршрута в другой стране, в Москве, в маленьком российском городке похоже на плавание в открытом море. Это приключение. И это весело. Когда мне самому удается найти дорогу к Парку Культуры или к Третьяковской галерее, я отношусь к этому, как к достижению, к успеху: «Да, у меня получилось!».


Соловецкий монастырь

Максин Матерс: Глубинка более приветливая, милая. Там больше времени на всё.


Соловецкие острова

В большом городе часто все грубые, хамят, нет времени ни на что. Все бегут. Пробки. Как, в общем-то, и везде.


Вы полюбили Россию за время пребывания здесь?
Джон Валлентайн: О, да. Да. 90 тысяч километров российских рек я проплыл с большой любовью.


Максин Матерс: Я привыкла к жизни здесь. И я люблю Россию, со всеми ее недостатками. Но не все мне нравится в ней.

Беседовал Виктор Б (noordenwind). Фотографии предоставлены и опубликованы с личного разрешения героев публикации.


Tags: ru_open, Австралия, Волга, Голландия, Москва, Россия, Россия глазами иностранца, австралиец, голландка, мнение, путешествия
Subscribe
promo ru_open сентябрь 13, 16:25 303
Buy for 200 tokens
Федя и Вика – нет , это не классическая русская пара, о которой можно подумать, ведь Виктория - американка из Лос-Анджелеса, которая однажды встретила сибиряка Федора. С тех пор они вместе, живут на две страны, и сегодня впервые прилетели в Санкт-Петербург. Виктория: Мы встретились в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 195 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →