noordenwind (noordenwind) wrote in ru_open,
noordenwind
noordenwind
ru_open

Categories:

Французский гуру кулинарии о русской кухне

Основатель фестиваля Omnivore Люк Дюбонше. Фото Mickael A. Bandassak / Omnivore

По мнению основателя фестиваля Omnivore, Москва возвращается в число мировых гастрономических столиц, и продовольственные контрсанкции тому не помеха.

Фестиваль молодой кухни Omnivore (что в переводе с французского означает «всеядный») возник в Париже в 2003 году и очень быстро перешагнул французские границы — сейчас он проводится по всему миру. Москва принимала Omnivore на прошлой неделе в шестой раз, и по словам его основателя, бывшего радиоведущего и редактора путеводителя Gault Millau Люка Дюбонше, за это время число посетителей выросло на порядок — в этом году на мастер-классах выдающихся зарубежных и российских шеф-поваров были сотни посетителей. Теперь Дюбонше, который питает особую любовь к России (на правой руке у него даже вытауирована копия портрета Анны Ахматовой работы Модильяни), хочет привлечь на Omnivore тысячи гурманов, начинающих поваров и рестораторов.

— Вы, должно быть, неплохо знаете московские рестораны. Какие из них вам нравятся больше?

— Я испытываю особую нежность к Delicatessen, поскольку это был первый ресторан, который я посетил в Москве – он как раз недавно открылся. Кухня Ивана Шишкина, коктейльная карта, месторасположение ресторана, наконец – все это мне очень близко. Думаю, это — настоящее сердце современной кухни в Москве. В последние годы я очень оценил Twins братьев Березуцких — им было всего по 27 лет, когда они стали его шефами!


Братья Березуцкие. Фото the-village.ru


Авторские блюда Березуцких. Фото the-village.ru

Такая кухня, как у них, может успешно существовать в любом городе мира. Настоящее качество и восхитительные продукты, к тому же продукты российские. Семь лет назад, когда я только приехал в Москву, здесь не было ни таких продуктов, ни таких шеф-поваров. Так что я очень люблю Березуцких и их молодую необычную кухню с игровой подачей. Также могу выделить Beer Happens (гастропаб Тимура Абузярова). Еще мне нравятся Pinch Луиджи Маньи с его итальянским акцентом на базе российских продуктов и Farenheit Антона Ковалькова.

Мне нравятся все эти рестораны, я не хочу их классифицировать. Вообще ненавижу классификации и систему звезд. Чем хорош наш фестиваль – тем, что все шеф-повара представлены на равных. У каждого есть по 40 минут на то, чтобы провести мастер-класс для всех участников. Это очень демократично.


Фото franceinter.fr
— Можно ли уже назвать Москву одной из гастрономических столиц мира?

— Для меня очевидно, что Москва возвращается в число мировых гастрономических столиц. Это произошло за последние пять-шесть лет. Даже по нашему фестивалю это видно: если семь лет назад в зале присутствовало от силы 30 посетителей, сегодня их уже сотни. Здесь много молодых шеф-поваров и будущих шефов, которые учатся, обмениваются опытом. И то, что Москва – гастрономическая столица России, в этом сомнений нет.

— Как влияет на развитие новой кухни в Москве и России продовольственное эмбарго? Или же настоящий шеф-повар хорошо приготовит блюдо из любой еды, какая есть на рынке?

— В первый раз, когда я приехал в Москву с Петером Нильсоном, шеф-поваром с Юго-Запада Франции, у нас не было с собой продуктов. Тогда этот шеф пошел на обычный рынок и вечером готовил только из местных продуктов, купленных там – капуста, вяленая рыба, яйца и т.п. Получилось великолепно. Как раз это в свое время пропагандировал Иван Шишкин и люди из «ЛавкаЛавка». Я уверен, что великая кухня рождается из ограничений. Творчество развивается тем лучше, чем меньше у вас средств. Знаете, это как в живописи – главное иметь свой стиль, а не огромное количество красок. Стиль как раз в том, какие краски из имеющихся ты выбираешь.

Кухня – это же очень просто. Шеф-повар должен уметь готовить из очень малого набора вещей. Конечно, я не имею в виду промышленные продукты – у них нет никакого вкуса, с ними неинтересно. Но я думаю, что в России, особенно в Москве и окрестностях, достаточно качественных продуктов, чтобы с ними могли работать творцы, как на повседневном уровне, так и для создания чего-то исключительного. Даже простая свекла может превратиться во что-то исключительное. А изобилие может, напротив, стать проблемой для кухни, как это произошло во Франции. У нас много качественных продуктов, большое региональное разноообразие их выбора, но в итоге французская кухня с ее фуа-гра и белыми грибами стала буржуазной и неинтересной. Интересная кухня для меня – это когда берешь ту же свеклу, шампиньоны, немного салата, кусочек свинины, словом, самые повседневные продукты – и превращаешь все это во что-то утонченное.

— Планируете ли вы развивать Omnivore в российских регионах?

— Прежде всего, я хочу развивать Omnivore в Москве, чтобы сюда приходили не сотни, а тысячи посетителей. А для этого мне нужно ездить по российским регионам и находить там талантливых шеф-поваров – прежде всего в Санкт-Петербурге, но и в более удаленных от центра местах тоже. Прежде чем привозить Omnivore за пределы Москвы, нужно, чтобы он в Москве стал сильным, мощным фестивалем.

— Какие бы тенденции в развитии современной кухни вы бы выделили?

— Ненавижу тенденции и не верю в них. Я не люблю ничего супермодного, предпочитаю устойчивое. Мне нравятся вещи, которые длятся постоянно. Omnivore нужен не для того, чтобы задавать тенденции, а для того, чтобы показывать разноообразие и исключительность шеф-поваров и их кухонь. Нужно работать над собственной идентичностью и не пытаться найти какую-то универсальную моду, которая умрет через полгода, в лучшем случае через год.

Нужно, как Шишкин в Delicatessen, каждый раз рассказывать какую-то историю через блюда, которые готовишь. В его случае это всегда что-то новое, более легкое, более тонкое, чем прежде, при этом с ярко выраженными русскими корнями. Но каждый шеф- повар может внести свою историю в кухню – рассказать о себе, о своей семье, о том, откуда он родом, об истории своих традиций и об их будущем. Это должно быть глубоким интеллектуальным усилием. А на тенденции вообще не надо смотреть. Именно это Omnivore пытается донести до публики каждый год в Москве, как и по всему миру.

— На фестивале в этом году можно было попробовать крымские игристые вина. Какое у вас о них впечатление? Только скажите честно.

— Я их обожаю! Совершенно искренне вам говорю. Когда я пробовал их за ужином на фестивале, я нашел их потрясающими — и даже не знал, что это из Крыма. Выдающееся, хорошо сделанное вино, нет излишней сладости, хорошие пузырьки. И хотя от игристых вин наутро может быть головная боль, от этого вина у меня голова совершенно не болела.

Источник

Tags: Москва, Россия, Россия глазами иностранца, кухня
Subscribe
promo ru_open september 13, 16:25 303
Buy for 200 tokens
Федя и Вика – нет , это не классическая русская пара, о которой можно подумать, ведь Виктория - американка из Лос-Анджелеса, которая однажды встретила сибиряка Федора. С тех пор они вместе, живут на две страны, и сегодня впервые прилетели в Санкт-Петербург. Виктория: Мы встретились в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments