Индиец одевает москвичей в итальянскую одежду

В последнее время Москву покинули множество иностранных бизнесменов и экспатов, венчурные фонды теперь с большой неохотой инвестируют в российские компании, а корпорации смотрят на страну с некоторой опаской. Но некоторые иностранцы не собираются покидать столицу. Основатель Uomo Collezioni — индийский бизнесмен Джонни Манглани, который работает в Москве уже более 20 лет, пережил перестройку, два кризиса и продолжает одевать серьёзных людей в столице.
Интурист

 Я ПРИЕХАЛ В МОСКВУ В 1983 ГОДУ, КОГДА МНЕ БЫЛО 18 ЛЕТ. До этого я подрабатывал, но это была эпизодическая занятость, чаще всего помогал отцу в его компании. Он занимался туристическим бизнесом. Я встречал гостей, устраивал экскурсии, сопровождал группы. Когда однажды оказался в Италии, то стал присматриваться к магазинам мужской одежды, заходил туда, просил что-то примерить, трогал ткани, задавал вопросы. Итальянцы очень дружелюбны и открыты, а если их спросить о том, чем им действительно нравится заниматься, вам обеспечен подробный и очень эмоциональный рассказ. Я собрал нужные контакты, узнал все подробности о заказах и начал вынашивать свой бизнес-план — ателье по пошиву деловых костюмов.

Мой приезд в Россию был чистейшей воды авантюрой, к тому же отец очень критично воспринял моё решение. У нас принята семейная преемственность бизнеса, и он рассчитывал, что со временем он передаст управление фирмой мне как старшему сыну. Но я влюбился в Россию. Меня не пугало даже то, что мне было всего 18 лет, с собой было всего 400 долларов, а я не знал ни слова по-русски.

Сорочки для дипломатов

В то время в Москве не было модных бутиков. Их роль выполняли магазины «Берёзка», в которых иностранцы могли приобретать товары за валюту, но и там выбор был ограничен. Тысячам дипломатов было негде покупать костюмы и рубашки, а ведь это их деловой дресс-код. Иными словами, была обширная целевая аудитория с устойчивым спросом, но без адекватного рыночного предложения. Потенциал развития был колоссальным.

Я был иностранцем с заграничным паспортом, и, значит, доступ в иностранные посольства был для меня открыт. Попасть на приём к дипломату в те времена было очень просто, посольства были практически открыты для посетителей, не было жёстких норм безопасности. Я просто приходил к ним и говорил: «Добрый день! Меня зовут Джонни Манглани, я хотел бы предложить вам пошив отличных костюмов и сорочек!» В мой первый приезд я нашёл с десяток покупателей, во второй — уже пятьдесят, потом двести. Заказывал костюмы в тех самых магазинах, с владельцами которых удавалось пообщаться.

Авторитетные клиенты

По мере роста компании возникали трудности. Например, поставщики не всегда соблюдали сроки, для итальянцев просрочка в неделю или две была сущим пустяком, а для клиента, который заказывал костюм к свадьбе или юбилею, — настоящей катастрофой. Иногда приходилось выезжать на фабрику и лично поторапливать портных, а потом лично везти заказ клиенту. В 1990 году я открыл офис на Фрунзенской набережной, и туда нередко приходили коротко стриженные ребята с массивными золотыми украшениями и предлагали делиться выручкой. Оказался недобросовестным партнёр, который отвечал за логистику: в один момент он просто скрылся с партией товара и оплатой за следующую.

Но в 1998 году мы открыли первый бутик Uomo Collezioni на Пресненском Валу, который и по сей день является флагманским. Всё было уже подготовлено, но разразился кризис. Но отказаться от затеи — значило потерять много вложений, продолжение могло обернуться ещё большими потерями, но я послушал свою интуицию и решил не останавливаться. Сейчас у нас шесть бутиков в столице и один в Санкт-Петербурге.

Итальянское производство

Мы занимаемся тем, что шьём любой предмет гардероба по индивидуальным меркам. Дважды в год привозим итальянских мастеров, представителей производств и организуем встречи с заказчиками. Кроме того, у нас есть портной-резидент в Москве. Также в бутиках представлены коллекции готовой мужской одежды — костюмы и сорочки ручной работы, брюки и спортивные пиджаки, трикотаж, пальто, куртки, обувь и аксессуары. Ориентировочная стоимость индивидуального пошива костюма составляет 100–150 тысяч рублей. Срок изготовления и доставки из Италии — шесть-восемь недель.
Мы шьём одежду на небольших семейных предприятиях, расположенных по всей Италии. Например, в окрестностях озера Комо, неподалёку от Милана, находится много производств, работающих с шёлком. Там мы заказываем галстуки, платки, шёлковые сорочки и шёлковые плащи с тефлоновой пропиткой (влаго- и ветрозащитные), в окрестностях Флоренции сосредоточены кожевенные производства, на которых мы заказываем верхнюю одежду и аксессуары.

Что касается тканей, сейчас существует ограниченное количество фабрик, на которых производятся ткани. Часть из них итальянские, например Loro Piana и Ermenegildo Zegna. А ещё такие производители, как Scabal и Dormeuil. Для сорочек мы используем Canclini, это хлопковые ткани различных способов плетения. С большинством фабрик мы сотрудничаем всё время, только от нескольких пришлось отказаться. Иногда причиной было несоблюдение сроков — для нас это самая большая проблема. Какие-то фабрики переходили в управление крупным международным фирмам и переставали работать с нашими заказами. Где-то преемственность поколений нарушалась и работы начинали выполнять нанятые сотрудники, качество нас не устраивало, и мы прощались.

Иногда у нас случаются странные заказы. Например, наш давний клиент обмолвился, как мечтал в юности о кожаной куртке, которую носил крутой киногерой. Мы нашли нужный фильм, распечатали кадры, где герой щеголяет в этой куртке, чтобы понять конструкцию, обсудили с заказчиком детали, которые он хотел бы добавить, и через три месяца он уезжал из бутика в новой куртке.

Работа с людьми

Налаживанию бизнес-процессов я посвятил 30 лет своей жизни. Сначала занимался всем сам и слыл человеком с тяжёлым характером, строгим и требовательным ментором. Но время изменилось, я постоянно участвую в международных тренингах, посещаю образовательные курсы Insead в Сингапуре и Лондонской бизнес-школе. Я понял, как важно сделать сотрудников лояльными, дать им почувствовать себя хозяевами бизнеса, наделить полномочиями и личной ответственностью за результат.

Сегодня в Uomo Collezioni работают порядка 200 человек. Найти правильных людей очень сложно, но в этом полагаюсь на интуицию, и она меня ещё ни разу не подводила. Даже если человек не имеет достаточного опыта или образования, но очень хочет приносить пользу на своём месте и обладает нужными качествами, я его приму. Горжусь тем, что многие люди со мной долгие годы, 10–20 лет, а одна портниха (в Москве у нас тоже есть портные, они подгоняют одежду по фигуре и вносят коррективы в готовые заказы) со мной с самого начала, то есть около 30 лет.

В год компания производит порядка тысячи костюмов по индивидуальным меркам. Мы по-прежнему небольшая компания, и в этом наша сила. Мы легко адаптируемся к рынку и требованиям клиентов и вряд ли однажды вырастем в гиганта индустрии. Известно немало примеров превращения дорогих брендов в массовый люкс, но мы от этого застрахованы.



promo ru_open september 4, 15:57 245
Buy for 70 tokens
Американец Максвэлл Уильям приехал к нам из Каламазу́, штат Мичиган. Преподает в английском разговорном клубе в Петербурге. Ему 25 лет, в России около года. Он рассказал в беседе с ru_open, что его больше всего удивило и впечатлило у нас, и как судьба привела его в Санкт-Петербург:…
Конечно, небольшой компании проще адаптироваться к рынку и перестроиться на более модный бренд.
Индия и Китай наши большие друзья- теперь.
...индийский бизнесмен Джонни Манглани...

Мдя..!
От хорошей жизни еще никто никуда не уходил. Зачем ему где-то начинать все заново, если у него уже все есть?
Переключаемся на новые перспективы.
Эхх, а каких-то жалких 200 лет назад лучшие ткани были в Индии. Всё, кончились?