Беспорядки в НАТО и ослабление США на фоне роста влияния России и Китая

Легенда о тотальной гегемонии США уходит в прошлое: именно к такому выводу пришло мировое издание The Strategist, которое принадлежит Австралийскому институту стратегической политики. Им был опубликован материал, предрекающий США значительное ослабление на фоне роста таких сверхдержав, как Китай и Россия. Кроме прочего, там говорится о том, что мир, а точнее западные страны, сдадут позиции послевоенного устройства мира. Всё это авторы публикации связали с избранием на должность президента США Дональда Трампа.

onalert.gr

Перевод этой статьи:

Президентство Трампа: конец послевоенного порядка?


С президентством Трампа приходит и перспектива невосполнимой потери некоторых вещей, которые, как думали стратегические эксперты, сохранятся.

Старая концепция мировой позиции США работать не будет. Принижать значение победы Трампа на выборах и говорить о том, что после инаугурации он отступит от своей позиции, довольно рискованно. Определенно нельзя сказать, что США перестанет быть самой сильной нацией в экономическом и военном отношении. Задействованные им политические силы, тотальное недоверие политических элит, выявленных его кампанией, уже нельзя спрятать. Демократы по всему миру примут некоторые из позиций Трампа ради того, чтобы укрепиться против своих же популистских задач.

Вместе НАТО и Евросоюз придерживались концепции послевоенного мирового порядка. Однако сегодня победа Трампа оказывает давление на эти организации. Отдельные страны, входящие в состав НАТО, в среднесрочной перспективе вряд ли смогут отвечать требованиям Трампа самоокупаемостью: либо они объединят свои оборонные бюджеты до 2% от ВВП, либо ослабят присутствие вооруженных сил США в Европе.

В свою очередь, это добавит разногласий к тем, что уже есть в ЕС. Возможность поддержания НАТО против авантюрной России является ключевым вопросом для Балтики и Балканских стран. Теперь они столкнутся с дилеммой Вашингтона о сближении с Москвой и неминуемыми беспорядками в НАТО. Иммиграционный кризис уже дал жизнь ксенофобским, евроскептическим и популистским движениям по всей Европе, и победа Трампа по части этих вопросов добавляет энергию этим группировкам. Традиционные политические партии подвергнутся огромному испытанию на выборах.

Геополитическое возрождение России найдет попутный ветер. В докладе 2016 RAND говорится, что Россия, Китай и Иран – в Украине, Восточных и Южных Китайских морях, а также в Ираке – успешно посягнули на стратегических интересы США и их союзников, используя «меры на грани войны» и увеличив порог Вашингтону для прямого военного ответа. Это то, что «позволило им расширить свой географический контроль, чтобы подрезать союзников США, а также эффективно подорвать влияние США в Восточной Азии, Европе и Ближнем Востоке». Укрепление сотрудничества Китая и России, скорее всего, продолжится по обе стороны Евразийского континента.

Региональные противостояния на ближнем Востоке затрудняются еще и тем, что Египет, Саудовская Аравия, Израиль и Турция между собой ведут борьбу за влияние. Опосредованная война между Саудовской Аравией и Ираном, ведущаяся в Йемене, Ливане и Сирии, скорее всего, усилится, т.к. каждая сторона видит своего противника как фанатичного сторонника экспансии. Турция уверена, что крайне заинтересована в исходе Сирийской гражданской войны, и уже продемонстрировала готовность к военному вмешательству. В Египте же свержение Морси и последующее назначение эль-Сиси привело к усилению контроля над военными силами. Однако, остается открытым вопрос: сможет ли президент Трамп и захочет ли НАТО обеспечить стабильность в регионе?

Антимусульманская позиция Трампа станет еще одним решающим фактором, который повлияет не только на вовлеченность США в конфликт на Ближнем Востоке, но и на общее влияние США в исламском мире, в котором как официальные политические фигуры, так и религиозные экстремисты не упустят шанса объединиться против очевидно антимусульманской администрации президента. Впоследствии это сможет основательно подорвать влияние США в таких странах, как Индонезия, Пакистан, Афганистан, а также в северной Африке. Такой исход крайне негативно повлияет на попытки правительств США и мусульманских стран объединиться против экстремизма.

Подписание Трансатлантического соглашения, которое Трамп активно продвигает, также повлияет на роль, которую США играет в Азии: влияние США может резко уменьшиться, если Штаты осуществят угрозу заставить Японию и Южную Корею заплатить за размещение в этих странах своих войск. К тому же любое смягчение условий в соглашениях между странами – и Северная Корея не замедлит отреагировать. Текущая ситуация в восточной Азии может спровоцировать Китай продавить границы влияния США. В случае, если между Китаем и Штатами наступит торговый конфликт, юго-восточная и Северная Азия столкнутся с трудностями, а также пострадает позиция северной Америки в Восточной Азии.

Победа к Трампу пришла в момент, когда многое под угрозой, а союзы, заключенные ранее, стоят на глиняных ногах.

Вероятно, пришел переломный момент послевоенного мирового порядка. Несмотря на то, что сейчас не время для пессимизма, стоит серьезно задуматься о возможных вариантах развития стратегической и внешней политики, в чем президенту должна помочь команда непредубежденных политических деятелей и советников.

[Оригинальный текст статьи]The Trump presidency: the end of the post-war global order?

With the Trump presidency comes the prospect of the irretrievable loss of some things the strategic pundits thought would persist.
Sticking to the old narrative of the US position in the world won’t serve. To downplay the significance of the Trump victory and to maintain that once he’s in office there will be a retreat from his announced positions is perilous. That’s not to say the US won’t remain economically and militarily the strongest nation by far. But the political forces he has unleashed—the fundamental disenchantment with and distrust of the political and policy elites his campaign has revealed—cannot be put back in the box. Democratic politicians across the world will adopt some of Trump’s positions in order to shore themselves up against their own populist challenges.
Together NATO and the European Union (EU) have been enduring features of the post war global order. But the Trump victory now places enormous pressure on both those institutions. The individual countries that make up NATO are unlikely in the medium term to meet the demand by Trump that they pay their way, either by bringing all their defence budgets up to 2% of GDP or by subsiding the presence of US forces in Europe.
In turn that’ll add to the enormous divisive pressures already challenging the EU. Bolstering NATO capacity against an adventurous Russia is a crucial issue for Baltic and Balkan EU nations. Now they’ll face the potential quandary of a Washington moving closer to Moscow and imminent disarray in NATO. The immigration crisis has already given life to xenophobic, Eurosceptic and populist movements across Europe and the victory of Trump off the back of those same issues adds energy to those factions. Traditional political parties in Europe will be sorely tested as they come up for election.
The geopolitical resurgence of Russia is likely to get fresh wind in its sails. A 2016 RAND report argues that Russia, China and Iran—in Ukraine, East and South China seas, and in Iraq—have encroached successfully on the strategic interests of the US and its allies by employing ‘measures short of war’ that exploit and stretch the Washington’s thresholds for direct military response. That has ‘allowed them to broaden their geographic control, to undercut US allies, and to effectively erode US influence in East Asia, Europe, and the Middle East’. The strengthening Chinese cooperation with Russia will probably see this trend continue on both sides of the Eurasian continent.
The primacy of the US in the Middle East has been a given of strategic policy. Now Russia is establishing the ground work for a geostrategic long game in the Middle East through a closer relationship with Iran and reestablishment of traditionally close ties with Egypt and Turkey—a post-Syrian war strategy. Russia is likely also to be emboldened to exploit further any emerging weakness in Europe and the Middle East as US influence declines as a result of Trump election.
The regional rivalry in the Middle East will be harder to contain as Egypt, Saudi Arabia, Israel, Turkey and Iran strive among themselves for influence and advantage. The proxy war between Saudi Arabia and Iran in the Yemen, Lebanon and in Syria is likely to ‘intensify’ as each sees the other as having an expansionist, sectarian agenda. Turkey sees itself as having crucial strategic interests in the outcome of the Syrian civil war and has demonstrated its willingness to intervene militarily. With the ousting of Morsi and ascendency of el-Sisi in Egypt the military is firmly in control. The capacity of a Trump presidency and the willingness of NATO allies to provide stability here is to be questioned.
Trump’s anti-Muslim rhetoric will be another factor affecting not just the role the US could play in the Middle East but its influence in the Islamic world generally. Throughout the Islamic world both legitimate political actors and religious extremists will seek to rally support around antagonism toward a clearly anti-Muslim administration. The consequences for US influence could be exceedingly negative in nations like Indonesia, Pakistan, and Afghanistan and across northern Africa. The efforts to gain cooperation in countering violent extremism from governments in Muslim countries could suffer.
The future of pivot to Asia and the leadership role of the US there will be seriously undermined if the TTP is scuttled and Trump carries through on his threat to make Japan and South Korea pay for the US troops stationed on their soil. Any doubts over US security guarantees or softening in the alliances will only encourage North Korea further. The situation in East Asia is likely to encourage China to further push against the boundaries of US influence. In the event of some form of trade war with China, the regional nations in Southeast and North Asia will be placed in a difficult position and America’s position in East Asia could suffer further.
The Trump victory comes at a time when many institutions and assumptions are under threat and the world the US and its allies created is creaking and groaning with age. Perhaps the post-war global order is at a tipping point. This isn’t necessarily a time for dark pessimism but it should be a time for serious rethinking of strategic and foreign policy options by open minded policy advisors and decision makers.


promo ru_open september 4, 15:57 254
Buy for 70 tokens
Американец Максвэлл Уильям приехал к нам из Каламазу́, штат Мичиган. Преподает в английском разговорном клубе в Петербурге. Ему 25 лет, в России около года. Он рассказал в беседе с ru_open, что его больше всего удивило и впечатлило у нас, и как судьба привела его в Санкт-Петербург:…
вот и закончилась Кали-юга
Ну и кто это мощный гигант, способный заменить СШа на мировой арене. Россия с 1.5% ВВп. Или Китай намертво привязанный к США уровнем торговли и долларов поступающих от нее.

В общем глупая статья.
очень даже возможно, будем ждать чем закончится
Трампа избрали и естественно будут какие-то изменения, а хорошо это или плохо - покажет время.
Похоже, у австралийских генералов опять бабло закончилось, надо срочно страшилками выбить из правительства.
рано радоваться их ослаблению, они все еще смертельно опасны
Американцы пока ведут свою игру, и весьма успешно)